Расширенный поиск

Читая про криптовалюты, хочется все и сразу: заработать по-легкому, освободиться от банков, победить теневую экономику, наконец. Чиновники спешат продемонстрировать заявлениями в прессе, что они «в тренде» и для роста экономики стране не хватает только крипторубля. Тем более что создать новую криптовалюту можно за 15 минут. Но реальные перспективы далеки от модных лозунгов.

Тема криптовалют набрала популярность. По данным Google, пик интереса пришелся на первое полугодие 2017 года – число соответствующих запросов выросло в 3,5 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Названия криптовалют даже эксплуатируются как модные термины. К примеру, в России был выставлен на продажу элитный особняк в престижном поселке за 3 тыс. биткоинов. Новость прошла по всем информационным агентствам, рекламную кампанию можно назвать успешно состоявшейся.

Если серьезно, то сегодня криптовалюты воспринимаются в основном как объект высокорисковых инвестиций. Их основная экономическая характеристика – ограниченная эмиссия. А ведь это главный инструмент, с помощью которого государства регулируют курс национальных валют. Если информационный блок криптовалюты (условный аналог денежной единицы) теряется/разрушается, то восстановить его невозможно.

Сочетание этих двух качеств ведет к постоянной дефляции криптовалют на фоне не менее устойчивой инфляции привычных денежных единиц. Именно по этой причине регуляторы и не принимают криптовалюты в качестве расчетных единиц. «Валютный курс – один из самых эффективных инструментов экономической конкуренции между странами. Даже по одной этой причине вряд ли кто-то добровольно откажется от данного механизма влияния на международные экономические отношения», – говорит профессор факультета экономических наук Высшей школы экономики (Россия), кандидат экономических наук Александр Абрамов.

Самой популярной и дорогостоящей криптовалютой на сегодня является биткоин «просто потому, что появился первым», отмечает аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. В 2017 году рост ее стоимости идет по экспоненте, и сегодня 1 биткоин продают примерно за $4,5 тыс.

Первая товарная сделка за биткоины была совершена 2010 году. Владелец криптовалюты заказал пиццу стоимостью $25 за 10 тыс. биткоинов. Сейчас, наверное, кусает локти.

Новые возможности не дают покоя

Тем не менее аналитиками, политиками и экономистами регулярно обсуждается возможность использования криптовалюты в качестве денежного эквивалента. «Платежные системы в США и остальном мире остро нуждаются в обновлении. Многие из нынешних платежных систем считаются медленными, подверженными сбоям и дорогостоящими относительно производительности других высокотехнологичных отраслей (для конечного потребителя дороговизна выражается в банковских комиссиях за транзакции – прим. DR), – считает руководитель международного центра криптовалют Deloitte Эрик Писчини (Eric Piscini). – Криптовалюты представляют собой мощную альтернативу, которая поможет добиться результатов в долгосрочной перспективе, будучи дешевыми и удобными, однако на первых этапах придется преодолеть некоторые трудности».

Правительство Эстонии первым в мире анонсировало проект по созданию национальной криптовалюты. Предполагается, что введение эсткойна позволит делать инвестиции в цифровую экономику страны напрямую. Кроме того, с помощью криптовалюты можно будет оплачивать госуслуги.

Что конкретно даст появление национальной неанонимной централизованной криптовалюты? В первую очередь решит проблему безопасности, сохранности средств, считает заместитель генерального директора ИК «Финам» Ярослав Кабаков: «Особенно это актуально для нынешней российской ситуации. Если средства предприятия в обычных деньгах хранятся на расчетном счете и банк банкротится, предприятие встает в очередь кредиторов, поскольку это средства банка, который должен предприятию. Если же это криптовалюта в блокчейне – такой проблемы просто нет, это деньги исключительно предприятия, о надежности банка и даже о его наличии можно просто не думать».

Кроме того, криптовалюта очень эффективна при борьбе с коррупцией, мошенничеством и другими нелицеприятными проявлениями человеческой жадности. «В таком случае ПО и техподдержка будут в руках государства, но кардинально повысится прозрачность сделок и будет нанесен мощный удар по теневой экономике. Впрочем, сопоставимых целей можно достичь и простым отказом от наличных по примеру Индии», – уверен Нигматуллин.

Обычные люди и компании натерпелись после кризиса 2008 года, поэтому вполне понятно желание предпринимателей и граждан создать альтернативу банкам и официальным деньгам, считает Александр Абрамов. «Однако важно не выплеснуть из ванной воду вместе с ребенком», – предупреждает он.

Осторожно! Возможен обвал

Следующий уровень применения криптовалют – международный. К примеру, проект ЕАЭС стартовал на постсоветском пространстве 2014 в году (был подписан межгосударственный договор), сейчас в нем участвуют 6 стран: Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия. Предполагается организовать единое экономическое пространство. Это означает что документ, выданный в одной стране, будет действовать на территории другой. Это могут быть водительские права, сертификат на продукцию, разрешение на продажу лекарственного препарата и т.п. Мало того, предстоит наладить единое планирование поставок товаров, распределение торговых квот. Следом встает вопрос налогообложения и сборов, таможенных платежей. Все эти направления работы предполагают создание единого ИТ-пространства. И желательно – единый инструмент для взаиморасчетов.

На этой стадии рассуждений естественным образом приходят на ум «антикоррупционные» возможности распределенных вычислений, в просторечии блокчейна. Президент Казахстана, большой поклонник этих технологий, регулярно призывает в рамках ЕАЭС создать собственную криптовалюту.

Пока финансисты не готовы всерьез рассматривать это предложение по двум причинам. Во-первых, по мнению Абрамова, после истории с кризисом евро в 2012 году сторонников международных валют стало значительно меньше. «Урок евро показал, что без полной интеграции стран, прежде всего в вопросах бюджетной и банковской политики, создавать единую валюту – шаг довольно рискованный. Как оказалось, даже Евросоюз с его многолетними усилиями не в состоянии добиться такой интеграции», – аргументирует он.

Допустим, все же был сделан выбор в пользу международной денежной единицы. Станет ли ею криптовалюта, пусть даже и подконтрольная единому регулятору? «У центробанка международного образования будет право выбора – ориентироваться на классическую новую валюту или сразу реализовать проект криптовалюты. В такой ситуации, мне кажется, будет выбран вариант классической валюты», – говорит эксперт. Причина – все та же возможность контроля валютного конкурса.

Дело техники

Технические детали не вызывают особых вопросов. «Если использовать готовую платформу, например, Ethereum, то создание криптовалюты займет не более 15 минут, и запустить проект может каждый», – поясняет менеджер продуктов Рутокен компании «Актив» Владимир Салыкин. Однако интегрировать криповалюту в экономическое ИТ-пространство будет непросто. По мнению эксперта, основной технический вызов придется на обновление уже работающих систем, часть из которых морально устарели и потребуют полной замены.

Особняком стоит проблема стандартизации блокчейн-технологий, применяемых в госсекторе и торговом пространстве. «На данный момент ни в мире, ни у нас нет даже черновиков подобных стандартов», – говорит Салыкин. Профильный технический комитет Международной организации стандартизации (ИСО) занимается этим вопросом, и Россия в лице Росстандарта как заинтересованная сторона принимает участие в работе. Однако первые результаты, то есть стандарты, стоит ожидать не ранее чем через несколько лет. То есть теоретически системы национальных криптовалют уже будут действовать.

Крупнейшие мировые банки — Barclays, Credit Suisse, Canadian Imperial Bank of Commerce, HSBC, MUFG и State Street — планируют запустить криптовалюту USC для межбанковских расчетов к концу 2018 года. Проект обсуждается с центробанками, разрабатываются дополнительные меры защиты USC.

Де-факто, как можно заметить из сообщений новостных лент, Ethereum чаще других используется как платформа для создания сервисов на базе блокчейна, отмечает Владимир Салыкин. Весьма вероятно, что это решение и станет основным. «Стандарты редко опускаются до технических и технологических деталей реализации, а остаются на уровне протоколов, требований к функциям, вопросов безопасности, – рассуждает Алексей Смирнов, директор по интеграционным решениям компании «Крок». – Скорее, стандарты будут готовиться с учетом того опыта, который был получен при разработке платформ Bitcoin, Ethereum, Exonumи других, но при этом какая-то конкретная реализация не будет фиксироваться как стандарт».

Проблема криптографии

Каждая экономическая держава стремится использовать собственные алгоритмы шифрования, ФСБ России не исключение. Уже только поэтому локальные блокчейн-решения не будут пользоваться доверием других участников международного торгового пространства. «Технология электронно-цифровой подписи имеет международный стандарт, игнорируемый, однако, многими странами», – приводит пример схожей ситуации Владимир Салыкин.

Сейчас проблема совместимости криптографии решается с использованием так называемых доверенных третьих сторон, которые, по сути, выполняют роль нотариусов, подтверждающих подлинность электронных документов, рассказывает Алексей Смирнов. «Для блокчейн-проектов такая схема не подходит, так как противоречит одному из базовых принципов блокчейн-решений, нацеленных на сокращение числа посредников между сторонами. Но есть и хорошая новость – на уровне Евразийского экономического союз принято решение о разработке специализированных средств криптографической защиты информации, которые могли бы применяться на территории всего ЕАЭС, в том числе и для блокчейн-решений», – резюмирует он. Поэтому страны союза смогут запустить системы на базе распределенных вычислений, и общую криптовалюту в том числе.

Об авторе

Журналист, редактор, автор многочисленных публикаций, освещающих события ИКТ-рынка. Работала в новостном агентстве ПРАЙМ-ТАСС, журнале «Финанс», издании CNews. Специализируется на подготовке аналитических и исследовательских материалов. Сейчас главный редактор информационно-аналитического портала Digital.Report.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели