Расширенный поиск
Партнер Digital.Report, Центр исследования глобальных коммуникаций (ЦИГК) при Анненбергской школе коммуникаций Университета Пенсильвании, провел презентацию профессора Университета штата Огайо Эрика Нисбета «Измеряя общественный запрос на интернет-свободу: разбор данных из России, Турции и Пакистана». В своих комментариях о ситуации в России, проф. Нисбет опирался на результаты совместного исследования ЦИГК и ВЦИОМ, которые Digital.Report издал на русском языке. Здесь мы приводим основные тезисы выступления.

За последнее десятилетие интернет превратился в достаточно открытый плюралистический источник информации для граждан в частично демократических и недемократических странах – в то время как правительства этих стран традиционно фокусировались на цензуре и контроле «старых» медиа. Однако, в последние годы многие авторитарные режимы стали уделять все больше внимания цензуре и контролю над доступом к антиправительственным онлайн-материалам, а также гражданскому использованию социальных сетей для политических дискуссий и протестной мобилизации. По мере того, как борьба за свободу и открытость выражения постепенно перешла из области традиционных медиа институтов в сферу социальных медиа, стало критически важным понимать, как граждане воспринимают и ценят интернет-свободу, как реагируют на интернет-цензуру и насколько готовы оппонировать правительственным попыткам «прикрыть» интернет.

Общественное восприятие свободы слова очень важно. Запрос населения на свободу слова зависит не от того, каков реальный уровень этой свободы, а от восприятия людьми этой ситуации. Проф. Нисбет утверждает, что российское руководство прекрасно понимает этот принцип и основывает на нем свою политику в отношении интернета. Приводя литературную аналогию, он сравнил ситуацию в России не с классикой Джорджа Оруэлла «1984», где всевидящий Большой Брат диктует свою волю «сверху вниз», а с другой знаменитой антиутопией – «Дивным новым миром» Олдоса Хаксли, где цензура поддерживалась «снизу вверх».

Главные положения этой стратегии риторического контроля таковы:

  • Ослабление общественного запроса на медиа-свободы, чтобы население было уверено, что цензура отвечает его истинным интересам.
  • Акцент на интернет-контенте как носителе социально-культурных и политических угроз.
  • В конечном итоге, возведение «Психологической стены», которая оградила бы население от самого желания видеть в интернете источник полезной общественно-политической информации и место здоровой публичной дискуссии.

Основные выводы своего выступления проф. Нисбет свел к следующим пунктам:

  • Частота пользования интернетом снижает представление о нем как угрозе, а также косвенно влияет на уровень поддержки онлайн-цензуры.
  • Федеральное телевидение – доминирующий источник информации в России – намеренно усиливает представление об интернете как угрозе и обосновывает поддержку цензуры.
  • Среди противников режима, чтение онлайн-новостей снижает представление о социальной и политической опасности интернета.
  • Поддержка режима прямо коррелируется с восприятием интернета как угрозы и поддержкой цензуры.
  • Россия – региональный идеологический лидер в области управления интернетом, а потому аналитическое внимание должно быть приковано к инициативам Кремля.
  • Ситуация с онлайн-свободами в России, а именно общественным запросом на них, может улучшиться только через контраргументацию правительственной риторике о необходимости и пользе контроля интернет-пространства.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели