Расширенный поиск

13 апреля 2018 года судья Таганского районного суда города Москвы вынесла категоричное решение в отношении судьбы мессенджера Telegram: заблокировать немедленно. Вынесенное судебное решение стало основанием для возможности принятия Роскомнадзором мер по ограничению на территории России доступа к Telegram. 16 апреля появилась информация, что операторы по требованию Роскомнадзора начали ограничивать доступ к ресурсам, а AppStore и Google Play получили от Роскомнадзора требования об удалении из своих магазинов приложения Telegram.

К обеду 17 апреля стало известно, что Роскомнадзор в попытке ограничить доступ к Telegram заблокировал 16 миллионов ip-адресов, допустив сбои в работе множества иных информационных систем, к вечеру этого же дня количество заблокированных ip-адресов приблизилось к 20 миллионам[1]. По состоянию на 23 апреля 2018 года количество заблокированных ip-адресов составляет почти 18 миллионов.

Попытки Роскомнадзора блокировать Telegram привели к тому, что в ночь с 21 апреля на 22 апреля 2018 года были заблокированы, в том числе, более 100 ip-адресов сайта www.google.com, что привело к сбоям в работе отдельных сервисов Google, начиная от невозможности воспользоваться поисковой системой, заканчивая проблемами с работой сервисов Gmail и Youtube. Пострадали в ходе «бомбардировки» Роскомнадзора также, например, сервисы Amazon, что привело к перебою в работе кассовых аппаратов нескольких московских супермаркетов, а также мессенджера Viber[2]. Ограничение доступа к ip-адресам Google и Amazon было связано с тем, что Telegram использует их облачные хранилища и вычислительные мощности для обеспечения работы мессенджера. Роскомнадзор блокировал доступ к целым пулам сетевых адресов Google и Amazon, которые используются и другими ресурсами для своей работы, а поэтому блокировка этих адресов и вызвала перебои в работе отдельных ресурсов.

Интересно, что, несмотря на активные «атаки» Роскомнадзора, в целях борьбы за «права пользователей», Telegram продолжает функционировать, а пользователи – общаться посредством него. Найти способ обхода блокировки сетевых адресов для того, чтобы и дальше использовать мессенджер – не так и сложно, к тому же, сам Telegram способствует этому, направляя специальные пуш-уведомления, посредством которых приложение меняет ip-адрес сервера и подсети. Все это ясно свидетельствует об отсутствии у государственных органов эффективного механизма по исполнению решений об ограничении доступа к подобным информационным ресурсам, что на фоне событий с Telegram стало очень актуальной темой для шуток.

Нормы Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (далее – Закон об информации), регулирующие возможность ограничения доступа к информации, размещенной на информационных ресурсах в сети «Интернет», описывают порядок блокировки таких ресурсов путем ограничения операторами связи доступа к сайтам, на которых содержится информация, доступ к которой должен быть ограничен. Фактически блокировка Интернет-ресурса сводится к тому, что Роскомнадзор принимает решение о включении доменного имени, указателей страниц сайтов и сетевых адресов в Единый реестр в порядке статьи 15.1 Закона об информации и уведомляет об этом провайдера хостинга, который в течение суток должен направить владельцу сайта требование об устранении нарушения. Если владелец сайта отказывается или бездействует, провайдер хостинга должен ограничить доступ к информационному ресурсу; в том случае, если бездействуют и владелец сайта, и провайдер хостинга, обязанность по ограничению доступа ложится на оператора связи.

Вопрос же фактической исполнимости блокирования доступа к Интернет-ресурсам осложняется многими внешними факторами. Пользователи очень активно используют способы обхода блокировок: vpn-сервисы, анонимайзеры и пр., сами владельцы сайтов после блокирования доступа к сайту, например, создают его копию по другому адресу или, как в случае с Telegram, успевают менять ip-адреса серверов и подсетей. 2017 год ознаменовался принятием закона о блокировке vpn-сервисов[3] и зеркал заблокированных интернет-сайтов[4]. Однако фактическая реализация данных норм пока вызывает много вопросов: на копию заблокированного сайта можно будет попасть также за счет vpn-сервиса, а один vpn-сервис легко заменит другой vpn-сервис, которым можно также будет пользоваться для обхода блокировки.

Еще сложнее вопрос о механизме блокировки мобильных приложений. Дело в том, что неясно, доступ к каким именно сетевым адресам, используемым приложением, необходимо блокировать. И, как в случае с Telegram, может выйти так, что количество таких сетевых адресов окажется просто огромным, при этом сам ресурс продолжит функционировать в силу возможности «кочевания» с одного адреса на другой. Кроме этого, запретить возможность скачивания и установления мобильного приложения, по идее, можно только путем направления требований в AppStore или GooglePlay об удалении из российской версии магазинов мобильного приложения (как это сделали с LinkedIn). Тем не менее такой способ блокировки не является в полной мере эффективным: те приложения, которые уже были скачаны и установлены пользователями, продолжат свою работу, и прекращение их функционирования может произойти в том случае, если выйдут обновления приложения, которые уже будут недоступны в связи с удалением приложения из магазина, и, если это приведет к невозможности работы новой версии приложения, уже скачанной на устройство.

К тому же, требовать удаления приложения из других, кроме российской версии магазина, не получится, и у пользователей останется возможность установки приложения, используя магазин мобильных приложений из другой страны. Кроме этого, те пользователи Telegram, у которых он установлен на устройствах, смогут использовать его до тех пор, пока до них будут доставляться пуш-уведомления. Блокировать же возможность доставки таких уведомлений в приложения у Роскомнадзора может выйти только, если он заблокирует возможность их доставки на все приложения.

В итоге получается, что нормы об ограничении доступа к информационным ресурсам выглядят весьма устрашающе, но не могут быть эффективно исполнены в силу наличия технических возможностей обхода подобных блокировок. К чему приведет борьба Роскомнадзора и Telegram, пока страшно загадывать. Если Роскомнадзор продолжит упорно блокировать миллионами ip-адреса, которые используют наряду с Telegram и иные ресурсы, все это может привести к еще более значительным перебоям в работе интернет-ресурсов, и Интернет в России может просто «замереть».

Пугает и то, что Роскомнадзор не намерен останавливаться только на поисках возможности ограничения доступа к мессенджеру Telegram. Например, Роскомнадор пообещал в 2018 году провести комплексную проверку на предмет соблюдения российского законодательства Facebook[5], в случае если будут выявлены такие нарушения, и Facebook откажется их устранять, существует угроза попытки ограничения доступа как к Facebook, так и в итоге, возможно, к мессенджеру Whatsapp. При этом открытым остается вопрос, будет ли данный ресурс также яро отстаивать интересы своих пользователей, или пойдет на уступки властям.

[1] Информацию о количестве блокируемых ip-адресов можно найти на сайта 2018.schors.spb.ru.

[2] https://www.gazeta.ru/tech/2018/04/22_a_11725081.shtml

[3] Федеральный закон от 29.07.2017 г. № 276-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

[4] Федеральный закон от 01.07.2017 г. № 156-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

[5] https://rkn.gov.ru/news/rsoc/news54742.htm

Об авторе

Екатерина Смирнова

Руководитель практики по интеллектуальной собственности/информационным технологиям «Качкин и Партнеры». Автор ряда статей по интеллектуальной собственности в профессиональных юридических изданиях.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели