Расширенный поиск

Региональный эксперт в области информационных технологий из Таджикистана Асомиддин Атоев в интервью Digital.Report рассказывает о проблемах, вызванных телекоммуникационной изоляцией этой центрально-азиатской республики.

Digital.Report: Расскажите, пожалуйста, о государственной стратегии развития транзитного потенциала Таджикистана в сфере информационных технологий.

Эксперт в области информационных технологий из Таджикистана Асомиддин Атоев

Асомиддин Атоев, региональный эксперт по ИКТ

Асомиддин Атоев: В апреле 2005 года Таджикистан впервые официально заявил о трех целях своего стратегического развития.  Ими стали энергетическая независимость, выход из коммуникационного тупика и продовольственная безопасность. Не так давно президент Эмомали Рахмон подтвердил, что эти цели остаются приоритетными, согласно стратегии развития страны до 2030 года.

В отношении второй задачи он, в частности, заявил, что к 2030 году Таджикистан должен трансформироваться, превратившись из «тупика» в страну коммуникационного транзита в масштабе всего региона. Реализация этого плана очень важна. Республика географически изолирована, ее рельеф очень сложный, но в цифровой век у страны все же есть хорошая возможность превратить эти ограничения в преимущества.

Насколько реалистично, по вашему мнению, добиться этого?

Имея границу с четырьмя государствами и развивая свою телекоммуникационную инфраструктуру, мы можем стать для этих стран транзитной точкой. В свою очередь, Таджикистану через эти соседние государства будет обеспечен выход к глобальным телекоммуникационным сетям. Чем активнее мы будем развивать свой потенциал в этой сфере, тем больше соседи будут заинтересованы пропускать свой трафик данных через Таджикистан, и это будет взаимовыгодно для всех сторон. Пока же транзитный опыт неудачен. Вот последний тому пример.

В феврале текущего года Казахстан и Афганистан подписали договор о том, что казахская сторона будет предоставлять оптиковолоконный канал связи Афганской республике через Туркменистан. Однако Таджикистан имеет более длинную протяженность границы с Афганистаном — 1,400 километров.  У нас ведется много инфраструктурных проектов – семь мостов через реку Пяндж, линии электропередач между Таджикистаном и Афганистаном – имеющиеся и новые, строящиеся. Эта инфраструктура облегчает строительство телекоммуникационных магистралей. Наконец, у Таджикистана есть несколько каналов связи через Кыргызстан, существует оптиковолоконная сеть с Афганистаном, да и отрасль ИКТ более развита, чем в Туркменистане.  Однако, несмотря на все это, был выбран вариант в обход Таджикистана.

В чем причина?

Этого бы не случилось, если бы инфраструктура была мощнее. У нас есть потенциал развивать ее. Для этого нужно иметь не одну, а несколько, хотя бы две компании, конкурирующих на рынке трансграничной передачи данных на южных границах, аналогично тому что у нас есть на северных рубежах. Тогда бы у нас создавалась конкурентная среда, а цены и инфраструктурные технологические условия были бы намного привлекательнее, чем в Туркменистане, у которого есть прямая граница с Казахстаном, что и дает конкурентное преимущество.   Даже несмотря на то, что у Таджикистана нет прямых границ с Казахстаном, вероятность выбора инфраструктуры связи Таджикистана в качестве транзитной сети было бы намного выше.

Если бы с 2011 года, когда Совет по ИКТ при Президенте принял решение развивать транзитный потенциал, делались бы конкретные практические шаги, а не только политические заявления, сейчас мы бы опережали соседние страны в становлении телекоммуникационного хаба региона.

Таджикистан доказал, что имеет потенциал экспортировать электронные услуги — в качестве примера можно привести опыт систем моментальных платежей. Несколько отечественных компаний, такие как Express Pay, Пардохт.тч, Пайванд, появившиеся на отечественном рынке благодаря высокому спросу на услуги мобильных платежей, в течение последних нескольких лет конкурируют уже на уровне региона и в дальнем зарубежье.

Тем не менее, последние цифры по отрасли ИКТ Таджикистана показывают серьезное падение. Сообщалось о том, что доходы частных операторов связи страны упали в этом году почти на треть…

В 2011-2013 годах ежегодный доход рынка ИКТ был выше на 13-15% по сравнению с прошлым годом. Спад роста начался в 2014 году — тогда рост рынка по сравнению с 2013 года составил около 2%. В 2015 году он уже показал отрицательные значения — минус 0,9%. В прошлом году объем доходов составил $484 млн, из них $87 млн ушли в госбюджет в виде налогов. До 2014 года эти цифры были значительно больше.

В чем причина снижения показателей?

Во-первых, политика либерализации сектора телекоммуникаций стала сворачиваться с 2007 года. В течение всех этих лет предпринимаются попытки восстановить монополию государственного оператора «Точиктелеком», что противоречит заявленным приоритетам госполитики.

Кроме того, это противоречит экономической целесообразности — по данным Службы связи при Правительстве РТ, регулятора отрасли связи, всего 6% доходов отечественного рынка ИКТ дает «Точиктелеком» и другие структуры, подведомственные регулятору. Насколько выгодно восстановление монополии, если это делается за счет 94% рынка? Это не выгодно ни стране, ни самому госоператору, потому что он не сможет обеспечить бесперебойное предоставление качественных услуг, безопасность связи и устойчивый рост рынка.

Постоянное, чрезмерное вмешательство регулятора в рынок не только противоречит интересам экономики, но и мешает достижению национальных стратегических целей — таких, как превращение Таджикистана в региональный хаб телекоммуникационного транзита.

Другой причиной снижения доходов отрасли является то, что регулятор выполняет три функции одновременно: это разработка политики в отношении сектора, ее реализация и регулирование рынка, и координация работы государственного оператора на рынке. По сути, он является регулятором и оператором одновременно. Из-за того, что у регулятора наблюдается конфликт интересов, он не может обеспечить равные правила игры на рынке, что влияет на доходы его участников.

Конечно, свою роль в падении показателей отрасли играет и мировой экономический кризис — компании осторожничают и сокращают инвестиции. Но надо помнить, что еще в 2008 году — в разгар глобального финансового кризиса, столь резкого падения рынка ИКТ в Таджикистане не наблюдалось.

Во второй части интервью А. Атоев расскажет об инициативе экспертного и профессионального сообщества Таджикистана по созданию независимого регулятора отрасли ИКТ для преодоления перечисленных вызовов.

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели