Расширенный поиск

Набирает обороты голливудский скандал, связанный с распространением компрометирующей известных людей информации. В секс-скандал, который разгорелся на почве обвинения продюсера Харви Вайнштейна в домогательствах и насилии, уже втянуты другие известные фигуранты. Примечательно, что обвинения в домогательствах не только разрушили карьеру известных персон, но и изменили отношение общества к роли электронных СМИ и правилам распространения персональной информации. О необратимых изменениях в медиа-сфере Digital.Report рассказал руководитель отдела правового консалтинга ParkMedia Consulting Николай Дмитрик.

Может ли секс-скандал с домогательствами ужесточить подходы к работе с персональными данными?

На прошедшей неделе был не только секс-скандал. Было еще прекращение съемок сериала “Карточный домик”, заседание комитета Сената США по вопросу вмешательства России в выборы президента, наконец, была дискуссия о запрете  видеосъемки гаишников. Нельзя сказать, что это все – звенья одной цепи, но каждое из этих событий по-своему символизирует значение личного в современном обществе.

С голливудскими продюсерами все понятно. Белые мужчины-начальники, пользуясь служебным положением, пристают к женщинам, а те вынуждены молчать. Теория систем говорит нам, что замкнутую систему из равновесия может вывести только внешний фактор – в данном случае, вмешательство интернет-общественности.

Однако в этот раз общественность пошла дальше. Примеры Майкла Джексона и Джона Траволты больше не работают: в харассменте теперь можно обвинить и мужчин-гомосексуалов. Стоит ли это воспринимать как признание нетрадиционной сексуальной ориентации “новой нормальностью”, при которой вторжение общества в личную жизнь уже не несет угрозы носителю этой самой ориентации?

Сериал “Карточный домик” недаром так любят смотреть российские чиновники: в нем так заманчиво показаны те возможности, которые заключает в себе нетрадиционная моральная ориентация. И тем интереснее концовка сериала: тут тебе не просто слом четвертой стены, а уничтожение всех стен между творческой реальностью и зрителями, вынужденный каминг-аут президента Андервуда с его последующей отставкой.

Вынужденный каминг-аут соцсетей в Сенате был еще интереснее. Здесь были сломаны границы не только между виртуальным и реальным, но и государственные границы (хотя, возможно, их никогда и не существовало в Великой Сети).  Выражение частных мнений пользователей признано государственным делом.

Ну и гаишники, куда же без них. Вы же знаете, если снимать видео на телефон, да еще и ночью, получается некрасиво. Тени под глазами, кожа зеленоватого цвета. В интернет такое выложат – позору не оберешься. Так что и здесь приходится поднимать вопрос о том, насколько допустимо вмешательство общественности (в лице водителей) в частную жизнь ДПС.

Поэтому ужесточения подходов к работе с персональными данными, конечно, хочется. Но не от государства, которое не может ничего сделать ни с приставучими продюсерами и гомосексуалами, ни с соцсетями, ни с гаишниками. А от самих субъектов данных, которым бы держать свою частную жизнь в рамках, соответствующих приличиям, и не допускать вмешательства кого бы то ни было в свои частные дела, когда те не нарушают закон.

Как вы считаете, не попирают ли электронные СМИ право людей на юридическую защиту. Ведь никто не  пытается доказать правдивость слов о домогательствах, хотя это серьезное обвинение?

Народный суд, как бы его ни называли, свидетельствует о слабости суда государственного, то есть – прямо или косвенно – о слабости законов, по которым должно приниматься решение. В ситуации, когда СМИ явно вторгаются в личную жизнь граждан, вынося на свет ужасающие подробности, одна из сторон – СМИ либо субъект-нарушитель – должна понести наказание. Но вряд ли это произойдет: по большинству эпизодов харрасмента, скорее всего, уже истекли сроки давности, а СМИ… СМИ чувствуют себя в такой ситуации безнаказанными, так как уже никто, кроме их обескровленной жертвы, не заинтересован нанести ответный удар.

Кстати, если почитать работы русских юристов начала 20 века, прежде всего И.А. Покровского, можно увидеть наблюдение слабости права, его неспособности защитить обычного человека. К чему это привело в России 100 лет назад, мы знаем – к сожалению, отнюдь не к усилению защиты частной жизни.

Может ли текущая ситуация преувеличить роль интернет медиа и усилить деструктивные свойства информационных войн?

Роль Интернета увеличить уже невозможно. Перед Интернетом все равны. Это данность, которую уже невозможно изменить – остается только измениться самим. Вспомним Олимпийские игры в Древней Греции – там атлеты состязались голыми. Это, конечно, не уменьшало риск гомосексуальных связей, зато делало соревнования честнее.

Об авторе

Владимир Волков

Белорусский журналист, автор многочисленных публикаций по развитию телекоммуникационной отрасли в Беларуси и России. Работал в “Белорусской деловой газете”, информационном агентстве БелаПАН и белорусском портале TUT.BY. Занимается исследованиями в области информационных коммуникаций, преподаватель института журналистики Белгосуниверситета.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели