Расширенный поиск

Согласно данным последнего рейтинга (The United Nations E-Government Survey 2014), ранжирующего страны мира по уровню развития e-Government, Республика Корея страна занимает первое место, имея индекс 0.9462. Напротив, Республика Беларусь по итогам прошлого 2014 года занимает 55 позицию (0.6053) среди 193 стран мира, пропустив вперед такие «близкие» нам по экономическому развитию государства как: Чехия (53), Словакия (51 место), Хорватия (47), Черногория (45), Польша (42), Словения (41), Венгрия (39), Латвия (31), Литва (29), Казахстан (28), Россия (27) и Эстония (15). Отметим, что Южная Корея была лидером и в 2012 году, достигнув тогда показателя 0.9283. Беларусь же была на тот момент на 61 месте (0.6090).

Как видим, что, несмотря на то, что нашей республикой был сделан определенный шаг за истекший период на 6 позиций вперед, тем не менее, ранжирующий индекс был снижен Беларусью на 0.0037, что свидетельствует о том, что белорусам по-прежнему есть резон перенимать и внедрять у себя передовой опыт ведущих стран мира.

Поэтому выглядит весьма целесообразным и полезным для отечественного правительства, в первую очередь, в лице Министерства связи и информатизации РБ, а также для широкой белорусской аудитории накануне форума ТИБО 2015 рассмотреть в данной статье интересную с точки зрения познавательности и повышения общей эрудированности тему: как именно развивалось направление e-Government в республике Южная Корея, проследив и описав отдельные этапы его развития в этой экономически развитой стране юго-восточного региона мира.

Почему белорусской стороне следует как можно быстрее и успешнее перенимать данный опыт и внедрять технологические решения по e-Government, ориентируясь на то, как этот проект был сделан в Южной Корее? Да потому, что еще около 15 лет назад эта страна в мировой табели о рангах  по развитию электронного правительства занимала всего лишь 45 место. Сегодня,  к тому же подчеркнем, что уже на протяжении пяти последних лет, республика Южная Корея является мировым лидером и признанным законодателем мод в данном направлении. Далее проследим, как это было.

Стратегия и политика создания электронного правительства в Южной Корее

Прежде всего, следует отметить, что сама идея создания электронного правительства принадлежит правительственным кругам республики Южная Корея, т.е. инициатива по реализации данного направления исходила сверху, причем при самом тесном участии и непосредственном курировании ее со стороны всех находящих у власти в различные периоды времени президентов этой страны. Если же разложить корейский путь к e-Government по временным лагам, то правительственные шаги в виде отдельных программ можно разбить на три определенных этапа: первый — 1987-1995 годы; второй — 1995-2005годы; третий — 2005 год и продолжающийся по настоящее время.

Первый этап

Так в конце 80 годов прошлого столетия был задуман к реализации на практике первый флагманский проект «Базовая национальная информационная система» (National Basic Information System — NBIS), который охватывал период времени конца восьмидесятых и начало девяностых годов. Главной целью этой программы была компьютеризация традиционных рабочих мест и автоматизация работы различных государственных офисов и правительственных структур, сокращение бумажной работы, ориентация на капитало-, науко- и техноемкие проекты при непосредственном активном участии президента страны в разработке национальной стратегии и политики развития информационных технологий (ИТ), т.е. проект NBIS подразумевал повсеместную компьютеризацию на национальном уровне и первоочередное развитие ИТ (в дальнейшем информационно-коммуникационных технологий – ИКТ) с их прямой привязкой к тем государственным организациям, которые были напрямую ответственны за поступательный экономический рост страны.

При этом первый план опирался на пять основных стратегических и фундаментальных столпов, а именно подразумевал создание автоматизированных информационных систем:

— управления персонифицированной информацией на основе обработки данных о населении, проживающем на территории страны, учета всех транспортных средств и недвижимости;

— оборонного сектора;

— государственной безопасности;

— финансового и банковского секторов;

— сектора образования и науки.

Реализовав на практике перечисленные выше информационные системы, правительством Кореи был создан прочный фундамент для последующего «захвата» лидирующих позиций в мире в области e-Government. Так, к концу программы, т.е. по состоянию на декабрь 1995, года было завершено создание программных приложений и баз данных для единой системы государственного управления. Это послужило базисом для реального оказания услуг корейскому населению через государственные и правительственные учреждения, которые на тот момент имели прямой и защищенных доступ к серверным базам данным.

Вот почему этот первый успешный проект стал своего рода предтечей создания уже «настоящего» электронного правительства, поскольку уже начале девяностых содержание проекта NBIS было подкорректировано южно-корейским правительством и далее дополнено новыми пунктами. Неудивительно, что уже в апреле 1994 года был принят к исполнению новый инновационный проект под общим названием «Национальная информационная Супер-магистраль» (National Information SuperHighway), который в 1995 году сменил свое первичное рабочее название на более известное сегодня «Корейская информационная инфраструктура» (Korea Information Infrastructure), сокращенно KII.

Второй этап

Фактически KII можно считать основополагающим и уже полноценным этапом на пути к созданию реально-виртуального электронного правительства в этой стране, поскольку данная программа подразумевала создание по всей стране единой и предельно развернутой повсеместно современной информационной инфраструктуры. В ходе реализации данной программы преследовалась основная цель: оказание широкого спектра услуг для всех без исключения слоев населения страны, а не только отдельных групп или государственных органов власти, посредством использования сети Интернет. Безусловно, этот этап всемерно способствовал переходу республики Южной Кореи от развивающейся индустриальной экономики к экономике уже развитого государства. В данную программу были включены 11 больших проектов. Суть каждого из них будет кратко описан ниже. Временной период для реализации KII сначала был определен в течение с 1995 по 2015 годы. Однако уже в 2000 году правительством страны было принято смелое решение передвинуть сроки окончания данного проекта на десять лет ранее, т.е. завершить данный этап до окончания 2005 года, что и было успешно выполнено в основном уже за 2004 год.

Со стороны государственных структур Кореи на данном этапе были намечены стратегически приоритетные направления инвестирования. Ими стали:

— полная компьютеризация основных сфер деятельности корейского общества;

— прокладка и эксплуатация новых информационных и телекоммуникационных сетей и современных линий связи на основе оптоволокна для обеспечения широкополосного доступа в Интернет.

Что же касается 11 инициатив конкретно, то в Южной Корее их условно разбили на четыре отдельных, но взаимодополняющие друг друга части. Это: прозрачное и эффективное правительство (G2G), общая инфраструктура (G2G), качественная работа всех государственных служб (G2C) и улучшение ведения бизнеса (G2B). Первое направление включало в себя разработку и внедрение:

1) Правительственной информационной системы в финансовом секторе;

2) Национальной информационной системы в секторе образования;

3) Системы поддержки кадровой политики и принятия кадровых решений;

4) Системы местного электронного управления на местах.

Второе:

5) Систему электронного управления документооборотом и делопроизводством на безбумажной основе;

6) Цифровую подпись и электронную печать;

7) Объединение правительственных информационных систем на всех уровнях.

Третье:

8) Создание портала электронного правительства (www.egov.go.kr );

9) Интегрированные услуг по социальному страхованию;

10) Налоговую службу на дому (HTS). И наконец, четвертое направление включало:

11) Систему электронных государственных закупок и тендеров.

Таким образом, программа KII по своей технологической сути предусматривала создание и полномасштабную промышленную эксплуатацию на общем национальном уровне двух современных высокоскоростных информационных сетей. Первая информационная сеть объединяла между собой, прежде всего, весь государственный сектор, в частности все центральные и местные органы власти, различные общественные организации, систему образования, включая высшие учебные учреждения, библиотеки и школы, а также ряд других государственных структур. Например, в 2000 году 100% школ страны были подключены в Интернет с предоставлением широкополосного доступа (ШПД), а через год такой Интернет-доступ стал бесплатным для всех школ в Корее.

Вторая сеть была создана непосредственно для оказания электронной помощи по организации и ведению бизнеса, которая предлагала различные интерактивные мультимедийные широкополосные сетевые службы для частных компаний, а также рядовым гражданам, например, по уплате ими налогов не выходя из собственного дома. Уже в начале нынешнего тысячелетия обе инфраструктурные сети заработали как единое целое, поскольку в 2000 году в Южной Корее было фактически закончено строительство общенациональной высокоскоростной сетевой инфраструктуры. Это был передовой на то время программно-аппаратный комплекс, реализованный на основе использования STM — синхронного способа (STM — англ. Synchronous Transfer Mode), ATM — асинхронного способа передачи данных (ATM — англ. Asynchronous Transfer Mode) и интернета.

Другие практические примеры реализации данного этапа создания e-Government. В начале века южнокорейские государственные предприятия осуществляли через Интернет около 50% закупочных операций. Далее, в согласно постановления корейского правительства, начиная с 2002 года, все государственные закупки производятся исключительно и только через сеть Интернет. Объем электронной торговли в южнокорейских сетях в 2001 году превысил 80 млрд. долларов. В феврале этого же года в национальной сети насчитывалось более 2 250 торговых сайтов. Если в середине 2001 года 9% корейцев осуществляли биржевые сделки через глобальную сеть, то менее чем через год уже 25% населения пользовались услугами  электронного банкинга. Кроме того, отметим также, что летом 2001 года 68% корейских домохозяйств имели в своем распоряжении персональный компьютер, из них 11%  более одного. В это время широкое развитие получила мобильная связь и мобильный интернет.

В начале 2002 года на 100 жителей страны приходилось 64 мобильных телефона, 50%  из почти 48 миллионного населения пользовались Интернетом. А уже в марте 2002 года мобильными телефонами пользовалось более 30 млн. человек, или около 64% населения. В октябре 2002 года число пользователей ШПД достигло 10 миллионов, что составило более 69% из всех на тот момент 14,39 миллионов домохозяйств страны. А доля данного вида услуг в структуре всех видов предоставления интернет-доступа составила более 60%.

Например, тогда повышение скоростей осуществлялось в основном по трем направлениям. Сначала это были кабельные телевизионные сети. Затем основным видом ШПД становится  соединение по асимметричной цифровой абонентской линии ADSL (англ. Asymmetric Digital Subscriber Line). В начале 2001 года число абонентов ADSL в Южной Корее достигло 3 млн. человек. В июне этого же года на долю ADSL приходилось 56% всех абонентов, а уже в 2005 г. доля ADSL-технологии достигла более 71% рынка высокоскоростного подключения. Третьим направлением было внедрение локальных сетей (LAN).

Для того, чтобы достичь таких впечатляющих результатов, прежде всего, за счет повсеместного внедрения ШПД и увеличения скоростей подключения к сети Интернет, почти в самом конце реализации данной программы, т.е. по состоянию на июнь 2004 года в Южной Корее было проложено 37 036 оптоволоконных соединений для 30 820 правительственных и государственных учреждений.

Таким образом, в итоге реализации второго этапа по созданию электронного правительства в рамках выполнения программы KII было соединено по оптоволокну в единую национальную инфраструктуру144 крупных городов и 190 мелких населенных пунктов Кореи. При этом, отметим, что за пять лет с начала выполнения второго этапа объем государственного инвестирования составил 437 млрд. вон по пути создания электронного правительства в Южной Корее.

Третий  (текущий) этап.

Данный этап подразумевал под собой реализацию ряда реформ, и фактически он начался в 2003 году, параллельно, а не по окончанию 2005 года, т.е. даже не по завершению второго этапа, преследуя стратегический план по созданию электронного, но уже так называемого «разумного» правительства. На этом этапе программа корейского правительства по совершенствованию e-Government включала в себя уже 31 проект или инициатив. При этом властями было уделено огромное внимание расширению спектра интегрированных и связанных услуг, и особенно за счет как можно большего внедрения в повседневную практику различного рода мобильных приложений.

Для того, чтобы содействовать претворению в жизнь данного решения, например, в третьем квартале 2003 года по всей стране началась коммерческое использование мобильных сетей третьего поколения (3G), а тестовая спутниковая сеть мобильной связи четвертого поколения (4G) была запущена годом раньше, фактически начав опытную эксплуатацию к началу мирового чемпионата по футболу, т.е. летом 2002 года. Далее Mobile WiMAX стандарта 4G впервые был использован в Южной Корее в 2006 году, а полностью переход на этот стандарт мобильной связи был осуществлен в стране в 2010 году.

В прошлом году стало известно, что в Южной Корее планируется развернуть полноценную мобильную сеть следующего поколения (5G), начав ее опытную эксплуатацию в 2017 году, а полный переход закончив уже к 2020 году, для чего правительство этой страны планирует выделить 1,6 триллиона вон (около полутора миллиардов долларов) на развитие сети нового поколения.

Что касается реформ, которые осуществляются на нынешнем третьем этапе, то можно назвать четыре основные их них. Первое. Реформы касались самого правительства, когда ему следовало полностью отказаться от бумажного документооборота и наладить работу с их электронными эквивалентами, а также перейти от изолированной работы к интегрированной. Для этого необходимо было организовать эффективные связи между служебными офисами, расширить масштабы и объемы обмена информацией путем совершенствования рабочих процессов государственных структурах, используемых в них, а также разработать новые, более совершенные.

Второе направление. Проводимая в Корее реформа касалась государственных служб, прежде всего, реализованная за счет создания единого контактного центра взамен ранее существовавших нескольких. Теперь общение с государственными  органами осуществляется без необходимости личного (физического) присутствия клиента в органах государственного управления, обеспечив при этом надежный режим работы по защите персональных данных онлайн в реальном масштабе времени, как для населения, так и для представителей бизнеса.

Третья реформа затрагивала саму систему управления информационными ресурсами, когда от управления ресурсами на уровне отдельных департаментов органов власти следовало перейти к управлению ресурсами на уровне всего правительства, обеспечив при этом все тот же достаточно высокий уровень информационной безопасности. Четвертое. Для реализации перечисленных выше целей следовало разработать единые стандарты и далее проводить необходимые мероприятия по совершенствованию текущей законодательной базы, а также осуществлять на практике правовое регулирование в соответствии с реальными потребностями всех граждан Южной Кореи. Следует четко понимать, что это постоянный процесс, поскольку предела совершенству нет. А как неоспоримое доказательство ко всему здесь озвученному, уже с 2010 года проект e-Government в Корее независимыми экспертами из ООН оценивается как самый лучший в мире.

Факторы успеха создания электронного правительства в Южной Корее.

Сами корейцы выделяют четыре основных фактора успеха успешной реализации проекта e-Government. Это:

— политическая воля руководства страны, в том числе на самом верхнем уровне, включая непосредственно президента в достижении поставленных целей и задач;

— постоянные мероприятия организационного характера, мониторинг принятых решений и их корректировка согласно насущными потребностями всего населения, как текущего дня, так и обозримого будущего;

— постоянное совершенствование нормативно-правовой базы;

— создание потенциала и повсеместное внедрение в практику последних достижений ИКТ,

В отношении первого фактора следует привести несколько важных цитат из выступлений различных президентов республики Южная Корея.

« В нашей второй попытке построения национального государства мы сконцентрируем свои усилия на создание экономики, основанной на научных знаниях и инновациях, в которой центральное место будут занимать информация и высокие технологии». Обращение  президента Ким Де Чжун на праздновании 50-летия создания Республики Корея, 15 августа 1998 года.

«Я буду содействовать последовательному расширению инфраструктурных знаний и информационного общества, а также развивать новые отрасли науки». Торжественное обращение президента Но Му Хен при вступлении в должность, 25 февраля 2003 года.

«Нам следует подготовиться к будущему. Поэтому для нас развитие информатизации является особенно важным направлением как основной двигатель прогресса для будущего Кореи». Обращение президента Ли Мен Бак в докладе «Слово пророка для ИТ», 3 декабря 2008 года.

«Я выведу наши науку и технологии на самый высокий международный уровень. Плоды этих устремлений приведут к созданию в нашей стране творческой экономики». Торжественное обращение президента ПаркГын Хе при вступлении в должность, 25 февраля 2013 года.

Второе. Среди мероприятий организационного характера следует особо выделить единый правительственный подход по обеспечению кросс-платформенного взаимодействия между различными правительственным ведомствами и структурами для обеспечения реализации заявленных электронных проектов, проведение расширенных совещаний по разработке новых положений общей стратегии по информатизации корейского общества, создание специального комитета по e-Government при президенте Южной Кореи, создание комитета по осуществлению на практике принятых к исполнению мер во главе с премьер-министром, тесное взаимодействие данных комитетов с совещательным советом, который сформирован из представителей негосударственного сектора, включая бизнес-круги.

Основным координатором всех реализуемых проектов по e-Government является Министерство по информации и коммуникациям Южной Кореи при поддержке таких государственных структур и агентств как: Национальное агентство по вопросам информационного общества (NIA), южнокорейское агентство по Интернет безопасности (KISA), Национальное агентство по развитию производства информационных технологий Республики Корея (NIPA), Исследовательский институт электроники и телекоммуникаций  (ETRI) и государственное агентство по техническому обеспечению деятельности электронного правительства (NCIA).

Третье. Среди нормативно-правовых актов следует отметить, что основополагающий Закон об информационных сетях в Южной Кореи был принят в 1986 году, а Законы о проведении информатизации в 1995 году, об электронной цифровой подписи в 1999 году, о цифровом барьере в 2000 году, об электронном правительстве в 2001 году, об электронной подачи заявлений в 2005 году.

Четвертое. Что касается использования потенциала последних достижений ИКТ, то в Южной Корее были проведены масштабные компании, причем не единовременного характера, а на постоянной основе, по повышению общей компьютерной грамотности для различных целевых групп. Такие группы включали государственных служащих, рабочих, студентов и учеников общеобразовательных школ, людей пожилого возраста и инвалидов с ограниченными физическими и умственными возможностями, крестьян и работников фермерских хозяйств, офицеров и солдат, домохозяек, временно нетрудоспособных, а также граждан с низкими доходами и безработных.

Как не вспомнить в данной связи о белорусском проекте ИТ-страна, который испытывает недостаток внимания со стороны белорусского правительства. В отличие от нас, корейское правительство сделало ставку на разработку и внедрение различного рода обучающих программ, пригласив к тесному сотрудничеству с ним частные академии, колледжи и университеты, работающие в сфере обучения компьютерным и информационным технологиям, а также благотворительные организационные и инвестиционные фонды. Чем ненадлежащий опыт для подражания. Т.О, хотелось бы, чтобы и в Республике Беларусь по описанному в данной статье сценарию развивалось такое важное направление как электронное правительство. Давайте посмотрим внимательно на следующий шаг белорусского правительства…

Виктор Шкель

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели