Расширенный поиск

Нурлан Садыков, директор представительства Dell EMC в Казахстане и Центральной Азии, в интервью Digital.Report рассказал об особенностях работы с государством и бизнесом. Он с оптимизмом смотрит на перспективы компании в Казахстане, приводя в пример политические заявления президента страны Нурсултана Назарбаева, который в своем последнем программном выступлении важнейшим приоритетом назвал форсированное построение «цифровой экономики».

Digital.Report: Какие основные направления работы Dell EMC определяет для себя в регионе?

Нурлан Садыков: Основных направлений три – это цифровая трансформация, связанная с интернетом вещей, большими данными и аналитикой, где во главе угла стоят программные решения – аппликации. Далее трансформация ИКТ-инфраструктуры в целом – переход к гибридным облакам, автоматизация всех процессов, связанных с данными, обеспечение целостной безопасности ЦОДов. Третье направление – это трансформация рабочего места, градация сотрудников по уровню безопасности и доступа к информации, обеспечение их необходимыми и удобными для работы дейвайсами вне зависимости от места нахождения.

В cентябре 2016 года произошло глобальное слияние корпораций Dell и EMC. Новый конгломерат стал крупнейшей ИТ-компанией в мире с годовым оборотом в $76 млрд. На уровне центрально-азиатского региона объединились компании, которые были представлены здесь с конца 2000-х годов.

Сегодня около 60% сотрудников работают из дома, со временем эта цифра будет только увеличиваться. Вопрос безопасности конечного устройства в данном случае наиболее важный, примерно 95% утечек информации происходит именно с конечного устройства пользователя. В связи с этим мы видим большой интерес к технологии виртуализации рабочих мест (VDI), работе c использованием  с «тонких» или «нулевых» клиентов.

Что это означает?

Нурлан Садыков, директор представительства Dell EMC в Казахстане и Центральной Азии

Нурлан Садыков, директор представительства Dell EMC в Казахстане и Центральной Азии

Это такая организация работы сотрудников, которые работают со своим привычным интерфейсом и программами, при этом обработка и хранение данных осуществляется в корпоративном ЦОДе, сотруднику ничего не нужно, кроме «тонкого» клиента, клавиатуры и монитора. Специальное программное обеспечение позволяет работать с полным набором необходимых приложений и всеми данными, которые размещены на удаленном корпоративном сервере. В этом случае клиентов привлекает гарантированная информационная безопасность (ИБ) конечного устройства. Соответственно, к этим решениям проявляют большой интерес как государственные органы, так и корпоративные заказчики. Каждый день в мире происходит около миллиона хакерских атак, и в Казахстане мы нередко слышим новости о попытках взлома государственных информационных систем (ГИС).

После довольно быстрого развития инфраструктуры и роста проникновения интернета Казахстан уже вышел на тот уровень, который позволяет использовать новейшие технологии в госуправлении. Переосмысление безопасности, в том числе посредством трансформации рабочего места, важный глобальный тренд, и казахстанское правительство тоже это осознает.

В данном случае речь идет только о программных решениях или также и об оборудовании?

Это инфраструктура в целом, но своя архитектура, свое техническое решение требуется для каждого случая – то, что по-английски называется fine tuning. В каких-то случаях это аппаратное решение, например, файрвол, в других – создание среды для безопасной передачи данных на всех этапах от конечных устройств до ядра инфраструктуры и наоборот. Наша компания уникальна тем, что способна обеспечить комплексную аппаратно-программную безопасность современной ИКТ-инфраструктуры по всему периметру.

Казахстан для нашей корпорации был и является фокусной страной и всегда будет ею оставаться. Я ожидаю, что страну в ближайшие годы ждет приток инвестиций – во многом благодаря тому, что Казахстан уже на уровне политических решений сделал ставку на цифровизацию.

Какова структура ваших клиентов в Казахстане? 

Государственные компании, квазигосударственный сектор, крупные компании (более 500 сотрудников), предприятия малого и среднего бизнеса, частные пользователи. Что радует, в последние годы выросла доля малого и среднего бизнеса (МСБ), который привлекают адаптированные решения.

Представительство корпорации ведет бизнес с клиентами напрямую?

Нет, мы работает через местных партнеров. Они занимаются не только продажами оборудования, но и комплексными решениями. В Центральной Азии у нас примерно 400 активных партнеров. Они распределяются по группам, в зависимости от уровня компетенций. Каждый может выбрать свою специализацию – информационная безопасность, построение инфраструктуры центров обработки данных (ЦОД), сервера и системы хранения данных, клиентские устройства и так далее.

Насколько сильна сейчас конкуренция в Казахстане?

Она отражает мировую картину. Здесь представлены все крупные мировые вендоры, все видят перспективу в этом рынке, ожидая на нем рост. Что касается наших показателей, мы уже видим рост, причем в долларовом выражении. Во многом это связано с ростом нашей рыночной доли. Также одной из причин роста является так называемый «отложенный спрос» – компании боялись тратить деньги после девальвации (в 2014-2015 годах курс национальной валюты – тенге – упал более чем вдвое – прим. DR) и откладывали проекты трансформации ИТ. Сейчас бизнес и государство начинают запускать  проекты, которые были ранее заморожены.

Кроме того, с каждым днем растет объем обрабатываемых, хранимых и передаваемых данных. По статистике, он удваивается каждые 18 месяцев. Их нужно хранить и обрабатывать, и никто не может себе позволить откладывать это «на потом». В данном случае единственно правильным решением является построение современной ИКТ-архитектуры, которая позволяет с использованием уже работающего оборудования увеличить производительность и в дальнейшем экономить на управлении и операционных затратах. Сейчас в Казахстане ожидается рост сектора электронной коммерции на фоне высокого проникновения интернета и мобильной связи. В соответствии с проектом госпрограммы «Цифровой Казахстан», к 2020 году объем e-commerce должен вырасти с 0,5% до 1,5% от ВВП.

Давайте поговорим про госсектор. Получается в тендерах на госзакупки участвует не само представительство корпорации, а ваши партнеры. Оказывает ли ваш офис им консультативную помощь? И как вы оцениваете механизм госзакупок в Казахстане – насколько он рабочий и прозрачный? 

Да, непосредственно в тендерах на госзакупки мы не участвуем, однако мониторим этот процесс. Чаще всего от партнеров мы слышим, что процедуры становятся более прозрачными благодаря появлению электронных площадок, на которых происходят торги. Как правило, при оценке предложений вендоров рассматривается три основных фактора – время развертывания, стоимость и дальнейшая сервисная поддержка от производителя.

Помимо участия в госзакупках, есть ли у вашей компании какая-то работа стратегического характера с государством? Например, встречи с профильными министерствами, консультирование по составлению и реализации госпрограмм?

Действительно, правительство очень быстро приняло к исполнению и начало «отрабатывать» выступление президента (послание народу Казахстана от 31 января 2017 года – прим. DR), в котором на ключевое место в плане драйверов казахстанской экономики он поставил развитие сектора ИКТ и борьбу с киберпреступностью. Ускоренное развитие ИКТ находится под непосредственным контролем премьер-министра, например на регулярной основе проходят совещания с компаниями реального ИКТ-сектора, на котором присутствуют также и крупные международные компании, готовые принять активное участие в стратегии модернизации в целом и в реализации программы «Цифровой Казахстан» в частности. По ней, к слову, создана рабочая группа, в которую, опять же, привлекли транснациональные корпорации.

С нашей стороны тоже есть инициативы – начиная с рассмотрения возможности  локализации производства отдельных наших продуктов до реализации комплексных проектов на базе открытой архитектуры Dell EMC в таких сферах как информационная безопасность, автоматизация промышленных процессов.

В начале нашего разговора вы упомянули заинтересованность государства в решениях, трансформирующих рабочее место. 

Верно. У государства огромная потребность в клиентских местах и решениях – проще говоря, в персональных компьютерах на рабочих местах госслужащих. Ежегодный объем закупок превышает 100 тыс. компьютеров. В свете новых задач по ликвидации цифрового неравенства, потребности в ПК, по нашим ожиданиям, вырастут в разы.

Наше предложение в этом случае – унифицированное рабочее место. Для каждого уровня сотрудника, в зависимости от специфики работы, определяется конкретная модель персонального компьютера или тонкого клиента. Соответственно, зная свои потребности, государство может обеспечить какой-то объем гарантированного заказа. В таком случае мы можем перейти на уровень обсуждения проекта запуска локальной сборки персональных компьютеров Dell, включая конечное оборудование VDI – «тонкие» клиенты. Без гарантий со стороны государства на приобретение этой продукции запустить столь крупный проект будет сложно.

Вы упомянули рабочую группу по госпрограмме «Цифровой Казахстан». В каком качестве там представлены транснациональные компании?

Нас привлекли для того, чтобы получить экспертизу и оценку планируемой активности с различных перспектив. Мы в этой группе для того, чтобы привнести мировой опыт, причем не теоретический, а практический. Мы там себя не рекламируем и не рассматриваем эту площадку как способ осуществления продаж.

Как вы оцениваете регулятивную среду в Казахстане? Она сдерживает развитие сектора или стимулирует его? Например, в прошлом году государство разработало и внедрило стандарты для ЦОДов, для сертификации некоторых типов ввозимого оборудования. Считаете ли вы эти меры регулирования адекватными?

Стандартизация ЦОДов – очень важная задача для обеспечения информационной безопасности и для предотвращения утери данных. Требования, предъявляемые в Казахстане к ЦОДам, учитывают мировой опыт и стандарты. К их разработке также привлекали международных экспертов.

Что касается вашего второго вопроса, сертификации и нотификации, то я бы отнес это к текущим вопросам. Когда у нас появляются новые продукты, мы их нотифицируем, и документация потом взаимно признается в странах ЕАЭС (Армения, Беларусь, Кыргызстан, Россия – прим. DR). Эти процедуры не мешают бизнесу. Напротив, таможенные ставки на серверное оборудование, на компьютерные устройства и на новые технологии стали сейчас намного меньше.

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели