Расширенный поиск

Новые технологии, помогающие контент-провайдерам обходить блокировки, могут сделать онлайн-цензуру в Казахстане экономически невыгодной.

Власти Казахстана уже больше десяти лет на самом высоком уровне называют развитие сектора ИКТ и инноваций в этой сфере одним из приоритетов государственной политики. Правительство видит в этом потенциал диверсификации экономики — навязчивой идеи казахстанских экономистов, обеспокоенных чрезмерной зависимостью страны от экспорта сырья. Усилия в данном направлении находили отражение в ряде госпрограмм, последней в их ряду стала готовящаяся сейчас к принятию программа «Цифровой Казахстан — 2020», которую называют перезагрузкой предыдущей программы «Информационный Казахстан — 2020».

Один из ведущих технократов казахстанской бюрократии, министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев, отметил во время презентации программы, что ее задача — создание высокотехнологичной цифровой инфраструктуры. Она должна способствовать развитию электронных платежей, big data, Internet of Things, а также упростить доступ к информации, автоматизировать государственные услуги. Программа, по словам министра, создаст «мощную цифровую платформу, которая повысит конкурентоспособность отраслей экономики и качество жизни населения».

Однако, большой интерес в расширении доступа к интернет казахстанские власти совмещают со страстью к ограничению онлайн-контента (см. ниже перечень того, как блокируют контент в республике). Законодательство страны предоставляет широкие основания для того, чтобы «приостановить или прекратить распространение продукции СМИ» – интернет-ресурсы, по закону, считаются средствами массовой информации. Правда, сами чиновники весьма редко признают факт блокировки. О том, что такое решение было принято, пользователи могут не узнать вообще, если блокировкой того или иного сайта не заинтересуются журналисты или общественники, которым придется для этого писать официальные запросы в госорганы.

Вице-министр по инвестициям и развитию Сакен Сарсенов в середине апреля заявил, что в стране блокируют только сайты, пропагандирующие насилие, терроризм и порнографию (не только детскую, но и «взрослую» – здесь интернет стал полем, на которое распространился запрет, ранее принятый для СМИ).

Между тем, пользователи отмечают массовую блокировку многопользовательских платформ, фотобанков, блог-сервисов, аудио- и видеохостингов и многого другого. Зачастую проблемы с доступом возникают у новостных сайтов – от британской Daily Mail до кыргызского Kloop. Сайт Meduza.io, созданный командой российских журналистов в Риге (Латвия), – это один из немногих, причина недоступности которого известна. Он был заблокирован после репортажа из Восточного Казахстана, где проживает большое количество этнических русских. Регион часто вызывает спекуляции среди российских политиков на предмет возможной аннексии. В Казахстане статью заподозрили в пропаганде экстремизма и заблокировали весь сайт.

В начале апреля команда Meduza сообщила о том, что она обошла блокировку с помощью мобильного приложения с функцией «Включить в Казахстане». «Если власти захотят нас заблокировать, вместе с нами им придется покалечить половину сервисов Google», – написал главный редактор издания Иван Колпаков, анонсируя приложение.

Самат Галимов, технический директор Meduza, в посте на сайте Medium описал принцип работы приложения. «Специально для Казахстана мы храним данные не на своих серверах, которые можно заблокировать незаметно, а складываем новости на серверы Google Cloud Storage», – пишет Галимов. «Сервисом Storage.googleapis.com по шифрованному протоколу пользуются тысячи сервисов по всему миру и десятки сервисов самого Google, – продолжает он. – В планах – подключение другого облачного сервера Amazon S3 и разработка приложения для iOS».

В комментарии для Digital.Report, Галимов говорит, что это дело двух недель — и после этого попытки заблокировать приложения Meduza будут потенциально блокировать и сервисы Apple.

Этот принцип получил название collateral freedom («сопутствующая свобода», по аналогии с collateral damage, “сопутствующим ущербом”). Его идея состоит в том, что экономический ущерб от блокировок оказывается более значимым в сравнении с выгодой от политической цензуры. 15 апреля днем казахстанские пользователи сообщали о недоступности Google и YouTube в течение около 10 минут. Позже, с 30 апреля и в первые дни мая, отмечались сбои в работе YouTube и Google PlayMarket.

В региональном офисе Google не ответили на запрос Digital.Report по данному инциденту, но независимый российский сервис «КаждыйСбой», с 2012 года отслеживающий состояние и отключения ресурсов в режиме реального времени, в эти дни стабильно указывал на наличие проблем с доступом к платформам Google в Казахстане.

Казахстан, с его небольшим количеством населения (из которого едва ли многие читают Meduza), невысоким уровнем проникновения интернета, не является приоритетной целевой аудиторией для сайта, но по словам Галимова, для его компании каждый пользователь на счету. «Кроме того, – признается он в интервью Digital.Report, – для нас это своего рода тренировка на случай блокировки в России».

Аналогичное решение в свое время специалисты предлагали для казахстанских сайтов, хронически испытывающих на себе повышенное внимание местных цензоров — однако, пока ни Ratel.kz, ни Zonakz.net не внедрили подобных технологий у себя. Оба сайта были недоступны в течение пяти месяцев. Парадокс заключался в том, что их блокировал провайдер связи, у которого они арендовали хостинг-сервера — но ни компания, ни один госорган так и не взяли на себя ответственность за недоступность сайтов. Их разблокировали в марте — и снова без объяснения причин.

6 способов блокировки в Казахстане

1. По решению суда

Наиболее демократичная норма о том, что доступ к информации может быть ограничен только по решению суда, была всегда предусмотрена в Законе «О СМИ». Речь может идти о «приостановлении» на срок не более трех месяцев, или «прекращении распространения продукции средства массовой информации».

Оснований для «приостановления» множество, но большинство из них укладываются в рамки здравого смысла. «Прекратить» интернет-ресурс могут тоже по ряду причин – от пропаганды экстремизма до неустранения причин «приостановления».

После решения суда регулятор или собственник интернет-ресурса обязаны “приостановить” или “прекратить” выпуск его продукции. Также решение включает запрет на использование доменного имени с тем же или дублирующим названием – на срок не более трех месяцев в случае «приостановления» и на один год в случае «прекращения».

Суды, как правило, выносят решения в отсутствие ответчиков, и часто принимают решения «пакетно», блокируя одним решением сразу десятки сайтов, в числе которых оказываются порой даже поисковики.

2. По предписанию генпрокуратуры

Закон «О СМИ» был дополнен в 2014 году, предоставив генеральному прокурору или его заместителям право издавать предписания о блокировании сайтов без решения суда в случае распространения на интернет-ресурсах «незаконного контента».

Предписания направляются через регулятора провайдерам и в Государственную техническую службы для немедленного исполнения. Параллельно собственнику ресурса направляется требование о необходимости убрать спорный материал. Блокировка должна быть снята, если собственник сайта удалил контент, который генпрокуратура сочла незаконным.

3. По решению регулятора

Министерство по инвестициям и развитию – а точнее, его комитет по информатизации, информации и связи — является регулятором сферы интернет в Казахстане. С 1 января текущего года «противозаконные материалы» могут блокироваться им, точно также как генпрокуратурой. Операторы связи и/или Гостехслужба должны также незамедлительно принять меры по ограничению доступа к интернет-ресурсам.

Регулятор объяснил эти полномочия тем, что блокировать сайты через суд слишком долго. Вначале комитет выносит предупреждения администрации ресурса о том, что материалы запрещены к распространению, и просит удалить их. В случае отказа, принимаются меры по временному ограничению до подготовки соответствующей экспертизы. Теоретически, если распространитель информации или владелец сайта не согласен с регулятором, они могут обжаловать в суде его предписания.

4. На усмотрение оператора связи

Статья 36 нового закона о связи гласит: «При оказании услуг доступа к интернету оператор связи обязан ограничить доступ к информации, запрещенной вступившим в законную силу решением суда или законами Республики Казахстан». Вокруг этой статьи некоторое время царила неопределенность — поначалу регулятор объяснял, что речь идет об исполнении его предписаний, а не о самостоятельном мониторинге. Впрочем, такая обязанность операторов была предусмотрена, а в 2016 году за неисполнение предписаний ввели административную ответственность в виде крупных штрафов.

Позже Генеральная прокуратура подтвердила опасения операторов и правозащитников — операторы связи, предоставляющие доступ в интернет, обязаны сами фильтровать контент, иными словами, то, что запрещено законом, на уровне операторов связи должно немедленно пресекаться. Нацоператор Казахтелеком уже тестирует на пользователях свою собственную систему фильтрации контента «Безопасный интернет», под действие которого по какой-то причине попала реклама казахстанских интернет-компаний в сети Google AdSense.

5. Без объяснений

Так в течение пяти месяцев на рубеже прошлого и текущего года блокировались оппозиционные сайты Ratel.kz и Zonakz.net, а ранее, в 2008-2010 годах, самая популярная русскоязычная блог-платформа Livejournal. Время от времени из Казахстана недоступны российские сайты Kashin.guru, Fergananews.com, Echo.msk.ru и Maximonline.ru.

Заблокированными также оказываются интернет-архив Archive.org, сайт Open Society Foundations Джорджа Сороса, онлайн-ресурсы для журналистов IJNET.org и IFCJ.org, база данных кинематографа iMBD.com, облачные хранилища, фотохостинги Flickr.com и Imgur, сайты UrbanDictionary.com, Wikia.com, онлайн-библиотека lib.ru, платформа для сбора подписей под петициями Avaaz.org — а также анонимайзеры и страница Tor Project.

6. Национальный сертификат безопасности

Это нововведение, в случае его установки на устройства пользователей, будет способно следить за передаваемым ими зашифрованным трафиком. Сертификат по-прежнему вызывает в профессиональном сообществе вопросы относительно того, как он будет внедряться — и зачем. Правила, утвержденные в конце прошлого года регулятором, определяют порядок его применения. Сертификат выдается удостоверяющим центром (Гостехслужба) операторам связи, которые отвечают за его применение (все детали этого процесса засекречены).

Цель сертификата, указанная в Правилах, одна — «ограничение распространения по сети телекоммуникаций информации, запрещенной вступившим в законную силу решением суда или законами Республики Казахстан, а также приостановления или прекращения использования сетей и (или) средств связи в преступных целях».

Об авторе

Адиль Нурмаков

Кандидат политических наук, преподаватель Департамента медиа и коммуникаций в Университете КИМЭП (Алматы, Казахстан). Исследовательские интересы: новые медиа, интернет, гражданское общество, демократизация.

2 комментария

  1. Енот Опубликовано:

    Вот уроды . Почему годные сайты блокируют . Что они нашли в urbandictionary . У сайта нету нормального аналога . Теперь надо будет парится с впн . В kindle даже впн не установишь .Что они нашли в avaaz ? Там кажется было петиция относительно чиновника какого то .

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели