Расширенный поиск

Регулятивная политика Азербайджана в области ИКТ

Нормативно-правовую базу Азербайджана зачастую расценивают как отражение законов советских времен. Государство реализует свое влияние на сектор ИКТ путем поддержания тесных связей с главным оператором страны, компанией «Delta Telecom»  — крупнейшим оптовым интернет-провайдером, контролирующим основную часть международных соединений и управляющим единственной точкой обмена трафиком Интернет.

МСИТ, которое в начале марта 2014 года стало Министерством связи и высоких технологий (МСВТ), является главным регулирующим органом в сфере ИКТ и функционирует в соответствии с Законом Республики Азербайджан о коммуникациях от 2005 года. Правила и структура МСВТ на момент написания этого документа являются предметом обсуждения, но будут разрабатываться на основе МСИТ.

МСИТ выпустило распоряжение об организации и размещении государственного домена высшего уровня, лицензировании телекоммуникационной деятельности, регулировании взаимодействия между операторами и в целом о поощрении конкурентоспособной и антимонополистичной ИКТ-среды (Law on Telecommunications, Chapter II Regulation of telecommunication activity, Article 6). Однако факт наличия доли государства во владении провайдерами первого уровня означает ставит под вопрос его  способность  деятельность МСИТ в качестве стимулятора конкурентоспособной и антимонополистичной ИКТ-среду. Например, в  определенный момент МСИТ предоставило компании «Azerfon», организации, обладающей связями с правительством, эксклюзивные права на использование сети 3G в Азербайджане.

МСИТ в Азербайджане обладает значительной властью, позволяющей ограничивать, модифицировать и осуществлять мониторинг интернета в стране. С учетом отношений между интернет-провайдерами и органами власти, Баку обеспечен неофициальным и не поддающимся учету механизмом осуществления контроля над сектором ИКТ.  Закон о чрезвычайных ситуациях закрепляет за МСИТ право на селективное использование сетей без уведомления абонентов в случае чрезвычайной ситуации или природной катастрофы (Law on Telecommunications Chapter III State control on the organization of telecommunications activity and the activity, Article 15 and Article 16).

Более того, в соответствии с «Правилами использования интернет-услуг» (пункт 4.2.a, далее «Правила»), МСИТ и частные операторы могут запрашивать приостановление интернет-услуг, без уведомления абонентов, в случаях нарушения закона «О телекоммуникациях» 2005 года.  В Правилах также указано, что провайдер может временно приостановить интернет-услуги в случаях, когда абонент размещает онлайн информацию, которая оказывает негативное влияние на органы власти. Правила также регулируют отношения между провайдерами и пользователями. В то время как в теории такое регулирование должно защищать потребителя, в реальности нет никакого формального механизма, который бы обеспечивал какой-то минимальный стандарт обслуживания или юридические способы защиты нейтралитета сети.

В момент написания данного документа нет никакого конкретно посвященного Интернету законодательства, касающегося онлайн-контента. Вслед за Россией, государственные органы предложили установить более обширный фильтрационный режим, под предлогом защиты детей от вредного контента и преследования детской порнографии. С законодательной точки зрения, интернет-контент рассматривается как СМИ — таков тренд, который мы наблюдаем в пределах СНГ (Open Net Initiative, “CIS Overview,” in Assess Controlled: The Shaping of Power, Rights and Rule in Cyberspace, eds. Ron Diebert et al. (MIT Press, 2010), p. 125).

Статья 10 Закона о СМИ (Media Act of 7 December 1999) предусматривает уголовную ответственность за использование средств массовой информации, включая интернет,  для пропаганды и оскорблений, разжигания межнациональных, расовых, социальных противоречий или отсутствия толерантности, или за совершение других незаконных действий. Такой подход проблематичен и означает, что весь онлайн-контент может быть потенциальным объектом таких же  правил и ограничений, как и традиционные СМИ.

В 2010 году Совет по делам прессы, орган, контролируемый государством и сформированный в 2003 году для представления прессы, объявил, что начнет мониторинг новых сайтов с целью установления соответствия правилам профессиональной журналистики. Чтобы регламентировать эти полномочия, в феврале 2013 года была создана специальная комиссия, которая должна была работать с претензиями, касающимися этических нарушений в онлайн-среде.

Поскольку специальной правовой базы не существует, ограничения Интернет-контента оказываются в компетенции широкого спектра законодательных актов, касающихся СМИ, терроризма, национальной безопасности, киберпреступлений и детской порнографии. Министр МСИТ и министр Национальной теле- и радиокомпании предложили, чтобы провайдеры, а также веб-сайты и коммерческие онлайн-сервисы регистрировались в МСИТ и получили лицензии в целях обеспечения   информационной безопасности (Article 283 of the Azerbaijani Criminal Code criminalizes acts intended to arouse national, racial, social or religious hatred or enmity or belittle national dignity, and acts intended to restrict the rights of citizens or to establish superiority among citizens on the basis of national, racial or social status or their attitude to religion.).

Клевета остается уголовным преступлением, несмотря на попытки международного сообщества убрать пункт о распространении порочащих сведений, содержащийся в Уголовном Кодексе Азербайджана и Законе о СМИ. Также государство расширило сферу уголовной ответственности за распространение порочащих сведений в сети интернет. В мае 2013 года появились поправки к статьям 147 (клевета) и 148 (оскорбление) Уголовного Кодекса, в соответствии с которыми теперь предусматривается наказание в виде тюремного заключения на три года за выражение в социальных сетях несогласия или критики, если она сочтена клеветнической. Максимальный срок заключения за «административные» аресты без постановления суда был увеличен от 15 дней до трех месяцев.

Известны случаи, когда ссылаясь на распространение порочащих сведений и клевету, правоохранительные органы преследовали, арестовывали и привлекали к ответственности средства массовой информации, включая блогеров и онлайн-диссидентов.  Микаил Талибов, бывший сотрудник банка, тесно связанного с государственными структурами, разместил на странице вFacebook оскорбительные комментарии о своем бывшем работодателе  «AccessBank», при этом зашел так далеко, что даже назвал его «UnjustBank» («Банк Несправедливости»). В результате своего выплеска эмоций онлайн, Талибов был приговорен к одному году исправительных работ и штрафу в размере 20 процентов от своей годовой зарплаты. В мае 2011 года правительство отнесло распространение ложной информации в сети в категорию киберпреступности.

Растущее число и масштабы протестов, организуемых онлайн, привели к ужесточению закона о массовых собраниях, который представляет собой эффективную технику второго и третьего поколений, которая позволяет предотвратить выход политического протеста из виртуального пространства на улицы. Новый закон увеличил штраф за несанкционированные собрания до максимального предела в размере 3800 долларов США – это огромная сумма, учитывая, что средняя зарплата составляет лишь 400 долларов США в месяц. Эти законы уже старательно применялись:  22 человек были арестованы во время протеста, организованного против обращения с новобранцами в армии и прошедшего в центре Баку в январе 2012 года. Необходимо отметить, что этот протест был организован почти полностью через социальные сети.

Существуют данные, говорящие об использовании фильтров – на законных или незаконных основаниях – чтобы нежелательный контент оставался за пределами страны. Граждане автономной территории Нахичеван сообщали о случаях такой фильтрации. Жители утверждали, что не могли зайти на веб-сайты оппозиционных газет Azadliq и Bizim Yol. Каждый случай блокировки длился лишь несколько дней и был результатом личного приказа главы Верховного Меджлиса Нахичеванской Автономной Республики, Вазифа Талибова.

Эти еще более жесткие законы, касающиеся интернет-контента, являются прямым результатом политизации соцсетей и онлайн-движения. Активисты предупреждают, что ужесточившиеся приговоры могут стать эффективным средством, чтобы мешать журналистам освещать предвыборные кампании. Эти законы настолько широко применимы, что СМИ могут быть привлечены к ответственности даже за комментарии читателей, в соответствии с информацией от Председателя расположенной в Баку группы по защите прав СМИ, Институт свободы и безопасности журналистов (Institute for Reporters Freedom and Safety, IRFS).

Читать далее: Часть 3: Фиксированная, мобильная и международная связь

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели