Расширенный поиск

Первого мая текущего года в силу вступят поправки к Федеральному Закону «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ по вопросам защиты интеллектуальных прав в информационно-телекоммуникационных сетях», также известному как «Антипиратский закон». Теперь под охрану закона попадают не только видеоматериалы, но также все объекты авторского права (ПО, музыка, литература и т.д.), за исключением фотографий. Кроме того, отныне сайт, замеченный в размещении нелегального контента и дважды проигравший суд с правообладателем, будет заблокирован навсегда.

Поправки были внесены в ноябре 2014, а сам закон действует еще с августа 2013. Все иски по данному вопросу направляются в Мосгорсуд. Эффективность такого решения ставится под сомнение: пиратство существует на всей территории России; кроме того, ведение подобных дел исключительно Мосгорсудом может привести к его перегрузке, замедлить рассмотрение исков и обеспечение мер.

В целом, «Антипиратский закон» вызвал споры и критику со стороны Интернет- и медиа-сообщества. IT-специалист Дмитрий Зайцев в своей заметке на портале «Частный корреспондент» говорит о том, что закон не результативен, применяемые меры архаичны, а подход государства можно назвать поверхностным. «Скачивают фильмы не из-за того, что хотят навредить, скажем, режиссеру фильма. Просто у жителя дальнего городка в Cибири есть Интернет, но нет магазина с лицензионными дисками. Когда у всех будет возможность легально смотреть где-то, тогда можно начинать наказывать».

Заведующий кафедры Новых медиа и теории коммуникации МГУ, журналист Иван Засурский называет закон «пролоббистским» и считает, что он ставит российскую киноиндустрию под угрозу, ведь теперь зритель окажется еще дальше от кинопродукции. Киноконцерн «Мосфильм», видимо, опасаясь того, о чем говорил Засурский, выложил в сеть весь архив фильмов. Более 500 фильмов доступны для бесплатного скачивания, как бы «вместо» торрентов.

В законе также видят посягательство на конституционные права граждан. Специалист по авторскому праву Елена Шерстобоева считает, что он может быть использован как инструмент цензуры и в целом, по своей сути, является в какой-то степени нелегитимным. «Московский городской суд может предоставить обеспечительные меры, которые основаны исключительно на просьбе правообладателей, без каких-либо стандартных обсуждений и независимо от территориальной юрисдикции. А это положение прямо противоречит Конституции Российской Федерации».

Несмотря на то, что большинство крупных правообладателей поддержало закон, нельзя сказать, что он обезопасил их от «пиратского» вторжения. В целом, эффективность закона вызывает сомнения. Стоит вспомнить недавний скандал вокруг фильма Андрея Звягинцева «Левиафан», попавшего в Интернет еще за месяц до официальной премьеры.

Не чувствуют особой поддержки и крупные издательства. В редакции «АСТ» особой разницы не заметили: «Я сталкивалась с несколькими случаями. Переводы наших книг можно свободно найти в Интернете и соцсетях. Мы пользуемся услугами АЗАПИ (Ассоциации по защите авторских прав в Интернете), но поток книг все равно огромен и за всем не уследишь», — говорит представитель издательства. Тем не менее, некоторые подвижки все-таки есть. Издательство «Эксмо» сообщает, что «в свободном доступе теперь проблематично найти книги наших топовых авторов».

Рядовых пользователей закон коснулся лишь опосредованно: в России скачивание пиратского контента не является незаконным, хотя при разработке законопроекта предлагалось штрафовать юзеров за использование нелицензионного материала, вычисляя их по IP-адресу. За рубежом практика иная, и ответственность за незаконный просмотр и скачивание объектов авторского права введена во многих странах. В Японии за это предусмотрено тюремное заключение сроком на два года либо штрафом в два миллиона йен.

Ситуация с пиратством в нашей стране связана не с отсутствием наказания за использование незаконного контента, но с тем, что зачастую пользователи не могут отличить легальный контент от нелегального. По данным опроса ФОМ, 63% граждан испытывают затруднения при определении незаконного материала. Для многих критерием легальности является платность контента, однако на деле это может оказаться обычной недобросовестностью посредника.

Для пользователей, которые опасаются случайно воспользоваться пиратским материалом, существует реестр сайтов с незаконным видеоконтентом. Нужно просто ввести в IP-адрес, доменное имя либо URL страницы.

Возможно, неэффективность закона связана с трудностями в осуществлении блокировки незаконного контента. Доступ к размещенному на сайте нелегальному материалу можно ограничить по IP-адресу, по DNS и по URL. Блокировка по IP-адресу применяется чаще всего, т.к. в целом она проще и менее затратна. Однако по одному адресу могут быть зарегистрированы тысячи сайтов. Таким образом, при ограничении одного вредоносного сайта страдают остальные, добросовестные. От такой «побочной» блокировки в свое время пострадали сервисы Google и Яндекс, Lurkmore и даже блог Тины Канделаки. Кроме того, для «пиратов» не составит труда сменить IP-адрес или воспользоваться защищенным доступом.

Сайт также можно заблокировать по DNS – доменному имени сайта в сети. При введении буквенного имени сайта DNS-сервер определяет по нему IP-адрес и направляет пользователя на нужную страницу. Блокировка того сервера предотвращает переход на сайт и уведомляет юзера о его недоступности. Такой способ, в отличие от блокировки по IP-адресу, позволяет закрыть доступ к одному нужному сайту.

Блокировка по URL — наиболее точный способ, т.к. подразумевает запрещение доступа к конкретной странице. Однако применяется он только для незащищенных адресов, начинающихся с «www». Соответственно, если сайт использует протокол безопасного соединения, например, «https», заблокировать его не получится. Кроме того, блокировка по URL является наиболее затратной, и не все операторы связи могут позволить себе проведение такой процедуры.

Таким образом, несмотря на целесообразность внесенных поправок, направленных на более полную защиту авторских прав, неизвестно, принесут ли они пользу. На фоне недостаточной действенности самого закона, нововведения могут особенно не сказаться на правообладателях, ведь основной вопрос — об эффективной блокировке нелегального контента — остается открытым. В процесс разработки законопроекта необходимо подключить IT-специалистов, и возможно, подсказанные ими новые решения «заставят» закон работать и решат проблему пиратства в России.

Об авторе

Digital Report

Digital Report рассказывает о цифровой реальности, стремительно меняющей облик стран Евразии: от электронных государственных услуг и международных информационных войн до законодательных нововведений и тенденций рынка информационных технологий.

1 комментарий

Написать ответ

Send this to a friend
Перейти к верхней панели