Расширенный поиск

Генеральный директор Beeline-Armenia Андрей Пятахин рассказал Digital.Report о том, как и почему телекоммуникационным компаниям следует меняться, чтобы выжить в новых условиях.

Digital.Report: Андрей, 2017 год подходит к концу. Каким он был для компании?

Андрей Пятахин

Андрей Пятахин: Как публичная компания, мы не можем говорить об итогах года до официального объявления, но некоторые выводы по итогам прошедших двух кварталов озвучить могу. Первое – растет число клиентов мобильной связи. Это вселяет уверенность. Можно сказать, сегодня мы – единственные на рынке, кто растет. Второе – несмотря на определенные сложности, мы продолжаем удерживать клиентов мобильного интернета. Этому, в некоторой мере, способствует программа по модернизации, которую мы сейчас проводим. В целом, в мире наблюдается общая для всего рынка тенденция – да, мобильные и фиксированные операторы теряют выручку от международных звонков (как входящих, так и исходящих), но эти потери стали уменьшаться. Мы по-прежнему зарабатываем меньше, как и все участники рынка, но болезнь стабилизировалась.

Андрей Пятахин в сфере телекоммуникаций с 1996 года. В 2001 году пришел в «ВымпелКом» – c тех пор 16 лет работает в компании на разных должностях. В 2009 возглавил Beeline-Грузия. С 2013 руководит компанией «АрменТел», предоставляющей услуги связи под торговой маркой Beeline в Армении. В 2014 году советом «Общенациональное доверие» признан «Лучшим руководителем года». В 2017 году удостоен благодарственной грамоты премьер-министра Армении – «за обеспечение стабильной занятости, достойного труда и высокую корпоративную ответственность».

Каковы планы на 2018 год?

Мы запустили большую программу модернизации – строим новую сеть, заменяем старое оборудование на новое, проводим 4G, инвестируем в новые технологии. Одновременно с модернизацией мобильной сети не стоит на месте и процесс развития фиксированной инфраструктуры. Это важно, поскольку объемы трафика будут только расти и от этого «каркаса» зависит скорость и качество практически всего спектра современных цифровых услуг. Мы понимаем, что это не даст моментального эффекта, но уверены, что результаты увидим уже в следующем году.

Каковы основные тенденции развития телеком-рынка сегодня?

Я бы выделил два основных тренда. Первый положительный тренд: люди предпочитают приобретать все услуги связи сразу у одного оператора – такой сервис идет на «ура». Клиент платит некую сумму и получает все сразу – и мобильный интернет, и фиксированный, и голос, и телевидение. Это удобно и людям, и нам, бизнесу. Людям – потому что это дешевле, чем покупать услуги у разных операторов, нам – потому что это несет дополнительную выручку и новых клиентов. Второй драйвер роста рынка – пожалуй, самый большой и у нас, и на рынке вообще – это Big Data. Людям  нужен интернет все больше и больше, они готовы платить за него. Поэтому наши основные инвестиции – в фиксированный и мобильный интернет в Ереване и регионах.

В каких еще направлениях могут развиваться мобильные операторы в условиях снижения спроса на голосовой сервис?

На прошедшем недавно в Ереване Форуме по управлению интернетом мы как раз обсуждали эту тему. Одна из ниш, которая нас интересует – это телевидение. Мы уже разработали предложение Smart, по которому клиент, приобретая пакет услуг, вместе с ним получает доступ к определенному количеству каналов. Получается, что за телевидение абонент не доплачивает. Предложение оказалось востребовано – оно имеет уже около 70 000 скачиваний. Точной статистики нет, но по моим данным наша компания – номер один по количеству абонентов мобильного телевидения. Еще одна ниша, которую надо бы развить – это мобильный финансовый сервис. К примеру, в Дании можно купить сигареты, приложив телефон к вендорной машине. В Москве можно пройти в метро, приложив телефон к турникету. Таких примеров – множество. Это удобно для людей и большие возможности для нас. Но развивать эти сервисы в Армении нет возможности – закон ограничивает. А чем больше ограничений, тем меньше желающих инвестировать в отрасль.

Какие проблемы сегодня стоят перед телеком-операторами?

Развитие некоторых новых направлений, которые мы хотим освоить, связано с рядом проблем. Речь, в частности, о телевидение – вернее, о том, что оно требует регуляций и ограничений. Например, мы не можем иметь лицензию на вещание, а можем вещать только через интернет. На мой взгляд, это странно. К слову, YouTube – не армянская компания. Лицензии она не имеет, налогов тут не платит, но вещает каждый день, каждую секунду. Ее смотрят сотни тысяч человек, но этот ресурс не регулируется, а мы регулируемся. Речь тут даже не о Beeline (по закону мы не можем иметь лицензию, потому что более 51% наших акций принадлежат не армянской компании), а в целом о ситуации на рынке. Мы всегда подчеркивали, что не собираемся создавать контент – мы хотим вещать то, что здесь создается. Поэтому хотим донести до государства, что нельзя смотреть на IPTV так же, как на эфирное вещание, на броадкастинг. Мир изменился – нужно отпустить ситуацию и дать возможность вещать. Это было бы хорошо не столько для нас, сколько для людей – чем больше конкуренции и каналов, тем качественнее контент.

Как, на ваш взгляд, можно разрешить конфликт мобильных операторов с ОТТ-сервисами, которые пользуются инфраструктурой, построенной телекоммуникационными компаниями?

Это не конфликт – это жизнь. Абоненты платят нам, мы в виде налогов возвращаем деньги государству – на них потом строятся дороги, ремонтируются школы. Кроме того, мы строим инфраструктуру, инвестируем десятки миллионов долларов, создаем рабочие места. Что делает тут Google? Ничего – только зарабатывает на рекламе, которая приходит в Армению. Сколько он сюда инвестирует? Ноль. Считаю, что с точки зрения государственных интересов было бы правильно заставить Google платить.

Не будет ли такое решение противоречить принципу сетевого нейтралитета, которого придерживается сегодня армянское ИТ-законодательство?

Вопрос об отмене сетевого нейтралитета уже сегодня активно обсуждается в США, но я бы не стал ставить вопрос в этом ключе. Здесь речь идет не о выборочном ограничении, а о применении единого подхода ко всем. Если кто-то фактически предоставляет услуги на территории Армении и получает за это прибыль, логично и правильно платить за это налоги. В случае применения этих правил ко всем я скорее назвал бы это справедливостью.

Есть ли страны, которые приняли такое решение?

В США большие ОТТ-провайдеры платят операторам связи, но, в свою очередь, получают гарантированное качество на сетях. Есть определенное регулирование в России – оно заставляет, например, делать так, чтобы местные представительства платили налоги, чтобы выручка от рекламы каким-то образом соотносилась со страной, в которой это происходит. Примеры есть – да, они работают тяжело, но, тем не менее, об этом нужно думать, так как это дополнительный доход для государства.

В чем суть конфликта с точки зрения телекома?

Смотрите, что произошло. Люди перестали совершать международные звонки – все звонят по WhatsUp, Viber, Messenger и с иcпользованием других подобных сервисов. Какой бы дешевый тариф мы, операторы, не устанавливали – ноль всегда дешевле. Компании, которые придумали такую бизнес-модель, можно назвать великими. Внедрить бизнес-модель, когда за твоего клиента платит кто-то другой – гениальная идея. Нам, телеком-сектору, тоже надо учиться чему-то подобному.

Есть ли в мире случаи, когда ОТТ-сервисам запретили работать?

Есть – такое решение приняли, например, в Объединенных арабских эмиратах, в Саудовской Аравии. В этих странах вы не сможете позвонить по WhatsUp – только посылать сообщения. Но, на мой взгляд, этот путь – неконструктивен. Практика показывает, что ограничения плохо работают – практически любой запрет можно обойти. Такой подход поможет временно, но он не решит проблему.

А как можно ее решить? И можно ли вообще?

Надо научиться быть такими же быстрыми, как ОТТ-сервисы – только это позволит нам выжить. А речь именно о выживании – мы несем гигантские расходы на инфраструктуру, лицензии, офисы, колл-центры, рекламу. ОТТ никаких затрат в стране не несут, но зарабатывают деньги. Мы работаем по старой, привычной бизнес-модели, ОТТ – по новой. Нам надо найти еще более новую. Похвастаться пока нечем, но мы ищем.

Об авторе

Яна Исраэлян

Журналист, редактор (Тбилиси, Грузия). Окончила Школу Журналистики при «Радио Свобода» и Школу медиа-менеджмента (Киев). Изучает политологию на магистратуре в грузинском Государственном университете Ильи. В разное время работала на телевидении и радио, в газетах и журналах. В 2008 году получила приз UNFPA в номинации «Лучшая статья». Сотрудничает с рядом местных и зарубежных изданий, участвует в межрегиональных проектах, снимает документальные фильмы. Сфера интересов: информационные технологии, социальные медиа, гражданская журналистика. yana.israelyan@digital.report

Написать ответ

Send this to a friend

Перейти к верхней панели